До конца ЧМ-2018 остается всего несколько дней, в течение которых будут сыграны последние четыре матча – два полуфинала, матч за третье место и финал. Но уже можно подвести первые итоги соревнования —  не только в  спортивной, но и в политической плоскости.

Напомним: перед началом турнира некоторые страны во главе с Великобританией, Украиной и США призывали вообще отнять у России право на проведение чемпионата. Однако этого не произошло. Первое время ЧМ обходился вообще без единого скандала, и казалось, что в этом плане он станет одним из самых тихих и аполитичных в истории. Впрочем, без некоторых «помарок» всё же не обошлось.

Сначала 22 июня два косовских албанца в составе сборной Швейцарии Гранит Джака и Джердан Шакири в матче с Сербией показали герб Албании. А 7 июля после победы сборной Хорватии над Россией хорватский защитник Домагой Вида и помощник тренерского штаба   Огнен Вукоевич отпраздновали победу, выложив видео с криками «Слава Украине». Инцидент вызвал недоумение в России, а член Совета Федерации Франц Клинцевич даже назвал это видео провокацией. Впрочем, Хорватский футбольный союз принес извинения «российскому обществу» и исключил Вукоевича из хорватской делегации. Вида же объяснил, что не имел в виду ничего дурного: «Это не политическое высказывание, а просто благодарность всем за поддержку из Украины, где я и Вукоевич провели несколько лет. У нас не было намерения кого-то обидеть. У меня много друзей на Украине и в России, я горжусь ими. Я рад говорить на русском и наслаждаюсь российским гостеприимством на чемпионате мира».

 В Кремле, между тем, на скандальное видео никак не отреагировали, просто поздравив сборную Хорватии с выходом в полуфинал.

О том, как ещё политика влияла на Чемпионат мира по футболу в России, АиФ.ru спросил у президента фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова.

Глеб Иванов, АиФ.ru: Михаил Юрьевич, как вам кажется, изменил ли футбольный чемпионат представление о России в мире?

Михаил Виноградов: Безусловно, в целом ЧМ оказал позитивное влияние на имидж России в мире. Сейчас очень любопытно следить за тем, как изменилась тональность публикаций в зарубежной, в первую очередь, западной прессе. Перед чемпионатом многие американские и европейские издания писали о том, что ЧМ-2018 проводится только для того, чтобы прославлять Путина, вспоминали о погромах в Марселе, а в Великобритании пресса обсуждала возможную слежку за их сборной со стороны ФСБ. Сейчас картина диаметрально противоположная. Те же самые газеты, которые еще месяц назад нас ругали, сейчас всячески расхваливают. Очень важно, что и простые иностранные болельщики комплементарно отзываются о нас в соцсетях.

Но в этом есть некая двойственность. Ведь демонстрация Россией того, что она — нормальная европейская страна, может сделать и отношение к её действиям (включая моральные оценки) строже. Никто не требует одного и того же от Эстонии и Саудовской Аравии, всем очевидна разница стандартов.

— Могут ли российские власти получить от ЧМ политические дивиденды, которые можно разыграть на международной арене? Если вспомнить Олимпиаду в Сочи, она не смогла существенно исправить представление о России.

— После двух Олимпиад, которые мы провели, возможный положительный эффект был  нивелирован действиями самой России (в 1980 году — уже перед олимпиадой, из-за ввода советских войск в Афганистан, в 2014 году — сразу после Игр, когда случились события в Крыму и Донбассе). Россия немного боялась полученного эффекта. Побаивается она его и сейчас, иллюстрацией чего стала, например, кампания против российских женщин, которые могли попасть под обаяние иностранных болельщиков. У кого-то возник соблазн девальвировать тот позитивный имидж, который мы сами же приобрели. Логичнее было бы думать, как приумножить полученный эффект — например, предложив отменить визовый режим для граждан Евросоюза, США и ряда других стран G7 или G20. Но я не вижу признаков, что психологически российские власти к этому готовы.

— В начале ЧМ ряд стран заявили, что на официальном уровне они бойкотируют ЧМ (Великобритания, Исландия, Польша, Швеция). Но прямо по ходу чемпионата некоторые страны начали отказываться от этой меры. Бойкот провалился? Или его, можно сказать, и вовсе не было?

— Бойкотом это нельзя назвать. В отличие от Олимпиад 1980-го и 1984 года страны не снимали свои сборные с соревнований. Не приехало в Россию только руководство нескольких стран. В той же Швеции депутаты изменили решение прямо по ходу соревнования, когда их сборная прошла в плей-офф.

С другой стороны, многочисленные негативные публикации в западных СМИ всё же сделали свое дело. К нам приехало относительно мало европейских болельщиков, в сравнении с теми же латиноамериканцами, которых было значительно больше, хотя они в среднем беднее и вообще-то живут на другой стороне земного шара.

— Не кажется ли вам, что положительный эффект от ЧМ будет очень краткосрочным? Пройдет неделя-две, максимум месяц и снова западная пресса будет нас ругать, а общественное восприятие в мире вернется к обычному уровню? Ведь и после Олимпиады в Сочи, очень теплой и дружелюбной по атмосфере, кардинальных сдвигов не произошло?

— Всё зависит от того, готова ли российская сторона закрепить достигнутые результаты или испугается их и пойдет по пути обрушения, как это было после Сочи. Пока у меня нет уверенности, что она выберет первый путь. Поэтому имиджевый эффект в любом случае будет, но его важно подкреплять дальнейшими шагами. Это как Москва с точки зрения туристической привлекательности: всем хочется приехать сюда во второй раз, но нет повода, подобного карнавалу в Рио или какой-нибудь Формуле-1. Выбор за самой Россией: что нам кажется более привлекательным — чтобы нам симпатизировали или нас боялись.

— Допустим, мы отменим визовый режим, сделаем еще ряд шагов в этом направлении. Неужели эффект от них сможет перекрыть негативное мнение, которое сложилось о нас на Западе в результате поддержки сирийского правительства или присоединения Крыма?

— Было бы утопией рассчитывать на это. Речь идет об имидже России, а не российского руководства. Есть немало стран — от Венгрии до США — где политическое руководство, скажем так, эксцентрично, не всем нравится, но на имидж страны это особо не влияет.

Let’s block ads! (Why?)

Powered by WPeMatico