8 июня в преддверии очередного саммита G7 президент США Дональд Трамп сделал очередное всколыхнувшее всех заявление – предложил вернуть Россию в формат «группы восьми». «Пусть многие из вас считают, что это политически не корректно, но нам надо управлять миром. Россия нужна нам как участник переговорного процесса», — заявил американский лидер собравшимся у Белого дома шокированным западным журналистам.

Практически сразу на заявление Трампа отреагировал новый премьер-министр Италии Джузеппе Конте. «Я согласен с президентом Трампом. Россия должна вернуться в G8. Это в интересах всех», — сказал он.

Впрочем, вскоре стало ясно, что далеко не все лидеры G7 разделяют взгляды Трампа и Конте. Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что Россия «в данный момент» не может присоединиться к G7, потому что не придерживается «общих» принципов международного права. «Аннексия Крыма была вопиющим нарушением международного права, поэтому исключение России из формата G8 стало неизбежным». Меркель подчеркнула, что диалог с Москвой продолжается в других форматах, в том числе и в формате G20.

Скептически отнеслись к словам Трампа и в Кремле. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, формат G8 потерял для Москвы актуальность. В изменяющейся политической и экономической обстановке стремительно возрастает значение и актуальность таких форматов, как «Большая двадцатка», где Россия принимает активное участие», — сказал он.

Заявление американского президента было сделано на фоне демонстративных разногласий лидеров G7. Трамп сообщил, что не собирается оставаться на неприятные для него сессии по проблемам окружающей среды (напомним, в 2017 году он инициировал выход США из Парижского соглашения по климату, которое поддержали остальные страны G7). Кроме того, глава Белого дома отказался от двусторонней встречи с премьер-министром Великобритании, объяснив это недипломатичной формулировкой – дескать, ему надоели «нравоучения и учительский тон» Терезы Мэй. А хозяина саммита канадского премьера Джастина Трюдо Трамп и вовсе раскритиковал за введение торговых пошлин для американских товаров.

Недовольство  президентом США высказывали и его оппоненты. Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что, если Трамп будет вызывающе себя вести, G7 может превратиться в «шестёрку».

Впрочем, уже на саммите лидеры продемонстрировали, что пока они еще способны найти точки соприкосновения, особенно если дело касается противостояния России. Страны «семерки» приняли решение начать разработку новой системы защиты от «российской пропаганды». Будет создан некий «механизм быстрого реагирования», который позволит быстро и скоординировано противостоять вмешательству в европейские выборы, пропаганде и прочим попыткам дестабилизации, исходящим «от таких стран как Россия».

Корреспондент АиФ.ru выяснял у программного директора Валдайского клуба Тимофея Бордачева, нужно ли России возвращение в формат G8 и насколько серьезны нынешние трения между лидерами «семерки».

Глеб Иванов. АиФ.ru: — Мы видим, что между странами G7 есть большие разногласия. К чему они могут привести?

Тимофей Бордачев: — Мне кажется, что в конце концов оппоненты США в G7 пойдут на попятный. Они пошумят, может быть даже примут декларативное заявление против Белого дома, покажут свое недовольство, но кроме этого ничего сделать они не могут.  

В этом смысле заявление, что «семерка» может стать «шестеркой» — это чистой воды демагогия. Без США, крупнейшей экономической державы, формат G7 теряет свой смысл. Более того, самому Трампу этот формат не очень-то нужен. Добиваться своих целей Вашингтон может и без поддержки остальных шести стран G7. А вот им без США практически ничего сделать не удастся. Поэтому сопротивление политике Белого дома, думаю, так и останется на словах.

— Нужно ли России возращаться в «большую восьмерку»?

— Конечно, нет. Зачем нам такой формат, где мы останемся в одиночку против семи других стран? В этом случае мы не сможем проталкивать свои интересы. В этом плане заявление Кремля, что для нас гораздо важнее формат «большой двадцатки», абсолютно верно. Там гораздо больше стран, которые разделяют нашу позицию по многим вопросам.

— А из чего исходил Трамп, когда призвал вернуть Россию в этот формат?

— Мне кажется Трамп хочет заманить Кремль в ловушку. Путин уже давно говорит о том, что хочет видеть равноправные отношения России и Запада. Трамп, выступая за возвращение Москвы в G8, символически предлагает Кремлю встать вровень с остальными странами «семерки». Но проблема в том, что это «равноправие» так и останется чисто символическим. Повторюсь, Россия не сможет ничего сделать в G8 в одиночку. Для реальных изменений в этот формат следовало бы позвать еще и Китай. Но этого сделано никогда не будет, потому что сейчас эта организация  выступает противовесом Пекину. Фактически, Трамп пытается вбить клин между Россией и Китаем. Поэтому нам не нужно вестись на провокации.

Let’s block ads! (Why?)

Powered by WPeMatico