110 лет назад, 15 ноября 1907 г. в немецком городе Йеттинген родился человек, имя которого у нас произносят если не с придыханием, то с сочувствием — точно. Клаус Филипп Мария Шенк граф фон Штауффенберг. Те, у кого на произношение столь длинного и вычурного имени не хватает сил, говорят гораздо проще: «Мужик, который Гитлера хотел убить, но не срослось».

И они, разумеется, правы. Имя можно смело заменить описанием того, что стало главным поступком всей жизни этого человека. Своё место в Большой Истории этот потомок германских аристократов, связанных с королевской семьёй Вюртемберга, занял не благодаря знатности и древности рода. И не благодаря какому-то особенному таланту полководца. И даже не благодаря исключительной стойкости и силе воли. Да, в 1943 г. он служил под началом Эрвина Роммеля в Северной Африке — начальником оперативного отдела 10 танковой дивизии Вермахта. По сути, был начштаба этого соединения. Но эта служба была недолгой. Налёт английской авиации, машину начштаба атакуют штурмовики, и вот, пожалуйста — водитель гибнет сразу, а подполковник Штауффенберг получает смертельные ранения. Вернее, они должны были бы стать смертельными — тяжёлая контузия, потерян глаз, правая рука и оторвано два пальца на левой. Тем не менее, несмотря на заверения медиков, что подполковник уже не жилец, Штауффенберг выкарабкивается. И возвращается в строй. И становится полковником. Прекрасный пример несгибаемости и силы.

Клаус Штауффенберг, июль 1944 г.
Клаус Штауффенберг, июль 1944 г. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Враг моего врага

Но этого для попадания на заветные скрижали явно недостаточно. А операция «Валькирия» — покушение на «Великого фюрера германской нации» — вот это вполне подошло. И пусть покушение окончилось неудачно, пусть Гитлер выжил, а Штауффенберга и его товарищей по заговору расстреляли. Всё равно. Стопроцентное попадание и в учебники, и в память. Особенно это стало заметно с 2008 года — после более чем удачного одноимённого фильма с Томом Крузом в главной роли. Впрочем, на нём одном свет клином не сошёлся — с начала нынешнего столетия о Клаусе Штауффенберге снято 9 фильмов. Всего же их уже больше 25. Вести подсчёт театральным постановкам, а также школам и улицам, названным в его честь — занятие безнадёжное. Их в Германии просто очень-очень много, а с каждым годом становится всё больше. Мало-помалу именно этот офицер становится не просто героем антигитлеровского сопротивления, но олицетворением германского солдата Второй мировой войны вообще. Дескать, вот такими они были — мужественными, честными, храбрыми, несгибаемыми ребятами. А бесноватого фюрера терпеть не могли, и только ждали подходящего момента, чтобы его устранить — убить физически. Кто-то даже не ждал, а активно такой момент готовил. За что им честь и почёт. 20 июля — день, когда в 1944 году произошло неудачное покушение на Гитлера — становится в Германии национальным праздником, во время которого проходят торжества и чествуют казнённых героев.

Спору нет. Немцам действительно нужен хоть один человек, который своими делами мог хоть как-то оправдать весь тот ужас, что был принесён Гитлером Европе и всему миру. Штауффенберг на эту роль подходит идеально. Его условная канонизация проходит на весьма и весьма высоком уровне. Во всяком случае, Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель говорила, что своим героическим поступком он смыл с немцев позор.

Возможно, отчасти так и есть. Но если мы без рассуждений примем эту точку зрения, то рискуем оказаться в глупом положении.

Многие искренне полагают, что здесь вполне применим тысячелетний, и, в общем, верный принцип: «Враг моего врага — мой друг». Если Штауффенберг был против Гитлера и СССР тоже воевал против Гитлера, то тут и думать нечего — наш он, наш.

Лелеять предателей

Но даже самый беглый обзор реальной, многодневной и интенсивной деятельности Штауффенберга на его посту — а занимался он резервами Вермахта — заставляет убедиться в обратном.

Во-первых, физическое устранение Гитлера, по мнению самого Штауффенберга и его товарищей по заговору, вовсе не означало автоматического прекращения войны. Конкретно — войны на Восточном фронте. Предполагалось нечто весьма оригинальное — союз Германии с Англией и США и совместные военные действия против СССР.

А во-вторых, в этих самых действиях особая роль отводилась любимому детищу Штауффенберга — русским национальным частям Вермахта. Именно он был главным покровителем и отчасти руководителем генерала Андрея Власова. Именно он оказывал содействие Гельмуту фон Паннвицу, когда тот формировал казачьи соединения на службе Вермахта. Именно Штауффенберг покровительствовал школе пропагандистов РОА — Русской Освободительной Армии. Той самой, которой командовал Власов. И, наконец, именно он, этот «герой сопротивления», обеспечил так называемым «восточным добровольцам», то есть русским перебежчикам и коллаборационистам, юридический статус в Вермахте.

Словом, Штауффенберг работал с предателями. Искал их. Пестовал и лелеял. Вразумлял и направлял. И всё — ради одной цели. Ради окончательной победы Третьего рейха. Во всяком случае — на Востоке. И, разумеется, без Гитлера — кому нужен этот выскочка, плебей, бездарный полководец, который, по мнению графа, привёл Германию к военному краху?

Германия, Германия превыше всего — чей это гимн? А ведь с очень похожими словами умер сам Штауффенберг. Перед расстрелом он успел крикнуть: «Да здравствует Священная Германия!»

Let’s block ads! (Why?)

Powered by WPeMatico